Американец Брюс Макнелл считается самым богатым нумизматом в мире и даже попал в книгу рекордов Гиннеса. Он начал собирать монеты в 8 лет, когда получил в подарок специальный альбом. В колледже Брюс проводил в Лос-Анджелесе платные консультации для торговцев старыми монетами, а позже – открыл с другом магазин монет. Сегодня стоимость его коллекции превосходит 200 миллионов долларов.

Возможно ли в Беларуси хотя бы отдаленно повторить такой успех и как у нас обстоят дела с нумизматикой, нам поможет разобраться Дмитрий Гулецкий, исследователь нумизматики и материальной культуры, автор двенадцати книг о монетах разных периодов, директор портала аукционов Ay.by.

– Дмитрий, что правильно понимать под нумизматикой?

– Нумизматика – это вспомогательная историческая дисциплина, которая изучает чеканку монет и их обращение. От нумизматики стоит отделять коллекционирование и сферу обслуживания коллекционеров.

– Когда вы увлеклись историей монет?

– Интерес к монетам у меня появился еще до школы, а нумизматикой стал заниматься 20 лет спустя. В 2005 году меня пригласили выступить на II Международной нумизматической конференции Нацбанка – тогда все и началось. Параллельно начал писать для журнала «Банковский вестник», его редактор очень благосклонно относился к авторам, которые разбирались в нумизматике. Не последнюю роль сыграло и то, что в журнале платили авторский гонорар. Как и любому человеку, нумизмату нужно где-то зарабатывать, Впрочем, мне было что сказать — без этого никаких статей написать бы не удалось, а выходили они практически каждый месяц.

Пломба Бориса Всеславича, именем которого назван г. Борисов.

Долго и активно я общался с музеями Польши, Швеции, изучал монеты X-XVI веков. Начинал с полугрошей Жигимонта Старого, в это же время жил Франциск Скорина.

Самыми интересными для меня были монеты Великого княжества Литовского, которым посвящена моя первая книга – «Манеты беларускай даўніны». В 2006-2009 годах исполнялось 500 лет первым датированным монетам с гербом «Погоня». Информацию о них и подробную классификацию монет XV-XVI веков можно найти в другой моей книге – «Early Lithuanian half-groats», она вышла в соавторстве еще с двумя нумизматами. В прошлом году книга была издана в Каунасе на английском языке.

Со временем мои интересы полностью сдвинулись в средневековый, самый ранний период русской, литовской и восточной (ордынской) истории. Монетам этого периода посвятил свою самую значительную работу – энциклопедическое издание «Русские средневековые монеты», – рассказывает Дмитрий Гулецкий.

– Расскажите о монетах ВКЛ, которые вас так заинтересовали.

– Самые первые монеты Великого княжества Литовского почти без исключения были анонимны, лишь на отдельных экземплярах можно прочесть имена начинателей эмиссии – великих князей Ольгерда и Кейстута. Как и везде, в ВКЛ чеканка начиналась как подражание уже существовавшим на то время типам монет. Но в чём-то она, безусловно, была оригинальна. На древнелитовских монетах впервые после долгого перерыва со времен Ярослава Мудрого появился старобелорусский текст. Это произошло даже раньше, чем в Великом княжестве Московском.

Литовский грошик Ольгерда (кревской чеканки).

Три основные группы древнейших монет ВКЛ:
1. Виленские. Монеты со львом, хвост которого переходит в узел долголетия, на второй стороне – подражание арабскому письму.
2. Кревские. Монеты со львом и русской легендой.
3. Трокские. Монеты с крестом и копьём. Начало чеканки датируется не позднее 70-х годов XIV столетия в центральных землях ВКЛ.

Литовский грошик Кейстута (трокской чеканки). 

– Что в истории нумизматики может особенно удивить?

– Например, меховые деньги. Древнерусская денежная система формировалась в XI веке, она основывалась на трёх китах: серебре, мехах пушных зверей и гривнах кун (денежно-счетная единица). Серебро продолжало оставаться всеобщим эквивалентом. Серебряное наполнение имели гривна, ногата-дирхем-«сребреник», на севере – резана-денарий. Но серебра было недостаточно для экономически обоснованной монетной чеканки на Руси. Выход был найден в создании уникальной денежной единицы, идею которой подсказала вторая форма существовавших к тому времени древнерусских денег – меховая, – рассказывает Дмитрий.

Пломба Всеслава Чародея, использовавшаяся для скрепления меховых денег в Полоцке.

– Свежие шкуры куниц и белок уже использовались для измерения цен на другие товары, назывались они куны и векши. Но шкуры недолговечны, поэтому они не могли долго выполнять роль денег. Меховые деньги были созданы, вероятно, во времена Ярослава Мудрого, это изобретение было быстро подхвачено полоцким князем Всеславом Чародеем. Связка вытертых беличьих шкур, скрепленная свинцовой пломбой, называлась куной и «конвертировалась» по курсу 25 кун за гривну серебра на севере и 20 кун за гривну на юге. Меховые деньги под названием «кун» даже были юридически закреплены: они вошли в свод законов – «Русскую Правду». Ими выплачивались налоги, за них покупали товары.

Меховые деньги – уникальный в мировой истории феномен Киевской Руси и Полоцкого княжества XI-XII вв. Это единственные в своём роде неметаллические деньги, примерную аналогию представляют средневековые китайские бумажные деньги, тождественные современным банкнотам. Других, даже отдаленных аналогов меховым деньгам нет.

– А что вы открыли лично для себя, изучая нумизматику?

– Изучая историю монет общерусского периода, я осознал, почему белорусу так трудно найти историческую самоидентификацию. Если посмотреть назад, во времена Средневековья, то Беларусь – межнациональное государство, как США, например, где смешаны народы со своей самоидентификацией.

– А как в Беларуси развивается нумизматика?

– У нас изучение монет развивается благодаря энтузиазму исследователей и поддерживается Национальным банком. Рынок коллекционирования оценить сложно, но по сути его практически нет. Наши коллекционеры используют личные связи, форумы, сервис ay.by для обмена и купли-продажи ценных монет. Аукционы, какие мы наблюдаем в зарубежных фильмах, у нас не проводятся из-за ограничений в законодательстве.

Северорусская гривна серебра, вес которой отмерялся по половине веса европейского Карлова фунта.

– Есть коллекционеры, которые могут похвастаться своими коллекциями?

– Не уверен, что вы найдёте в Беларуси среди серьёзных коллекционеров людей, которые хотели бы говорить о своих коллекциях. У нас правовой статус коллекционера толком не определён. Несколько лет назад был принят указ Президента № 485 от 14.12.2015г., в соответствии с которым запрещена продажа и покупка археологических артефактов, которым больше 125 лет. Сам закон хороший, помогает сохранить культурное наследие, но в нем нет чёткого определения, что такое археологический артефакт. Говорится, что это то, что было найдено в земле. Но как установить, где был на самом деле найден предмет коллекционирования? Как быть с предметами, поступившими в коллекцию в результате обмена или до вступления закона в действие? С теми, что были привезены, например, из России или других стран, когда это ещё не было запрещено? Опять же, запрещено получение из-за границы по почте старинных коллекционных предметов. Стимулирующих мер для развития коллекционирования попросту нет. Если вдруг ответы на эти вопросы придется искать в суде, едва ли можно рассчитывать, что судья будет погружаться в нюансы и встанет на сторону коллекционера. С другой стороны, коллекции бывают разными. Например, многие собирают современную белорусскую «юбилейку». Платят за неё немалые деньги, хотя никакой познавательной составляющей эти монеты, конечно, не несут, – рассказывает Дмитрий Гулецкий.

– Можно ли все-таки заработать на коллекционировании?

– В Беларуси, отчасти из-за законодательных неурядиц, отчасти из-за отсутствия чёткой национальной самоидентификации, профессиональных игроков на рынке обслуживания коллекционеров мало. Существуют комиссионки, магазины аксессуаров для коллекционирования. Но серьёзных профессиональных аукционов, как в других странах, в Беларуси нет. В этом мы сильно проигрываем не только Западу, но и России. Большинство коллекционеров обмениваются материалами по личным контактам или через интернет-аукцион Ay.by, управляющим которого я работаю. Сейчас на нашей торговой площадке выставлено 20 тысяч монет. Многие из них висят годами, многие продаются и находят новых владельцев. Этот бизнес не приносит больших денег, но продолжает существовать, несмотря на небольшой размер нашего рынка коллекционирования.

 

Подражание арабскому дирхему с головой сокола – первые, по новейшим сведениям, русские монеты.

– Допустим, у тебя есть монета, а ты не нумизмат. Как понять, сколько она стоит?

– Что касается оценки стоимости – обычно бывает достаточно спросить Google. Владельцы монет приходят на специализированные форумы, где им с готовностью отвечают более опытные участники рынка коллекционирования, чаще всего в надежде купить их монеты. Цены на предметы коллекционирования в Беларуси зависят от цен за рубежом. Если бы мы отделились от других стран «железным занавесом», расценки бы мгновенно упали. Такая вот у нас ситуация с нумизматикой, – говорит Дмитрий.